пятница, 13 мая 2016 г.

- Кристовер С. Ковач - "Хроники Амбера": о том, как все начиналось -


отрывок из II части биографии Р. Желязны "...И зовите меня Роджер" от Кристовера Ковача


- 1967 -

 «Девять Принцев Амбера»




В январе 1967 года Роджер и Джуди Желязны переехали в Балтимор, в дом на Вэстиллс-роуд. В июне его на год (1967 - 68) приняли на должность секретаря в SFWA, а в июле он был выбран в качестве редактора рассказов, номинированных на премию Небьюла. Он закончил «Князя Света» на год раньше, чем планировал. Многие сочли этот роман лучшей его работой, хотя он даже не был опубликован. Обеспокоенный изменением темпа, он решил написать что-то совершенно другое: «Девять Принцев Амбера». Он планировал эту книгу как начало трилогии (две другие должны были называться «Ружья Авалона» и «ВладениХаоса»). 13 февраля, в своем письме к редактору Ларри Ашмиду, он писал, что закончил «Девять Принцев Амбера» в первую неделю февраля [56]. Он отметил, что «кажется, фанаты уже полны энтузиазма – судя по первым чтениям» [56]. Шутя, но удивительно точно он предсказал: «Это закончится как-нибудь захватывающе. Но вспомните что произошло с «Принцессой Марса»» [56]. «Принцесса Марса» - это первый знаменитый роман серии «Барсума» Э. Р. Берроуза.


Желязны повторил свой ранний опыт: начинать роман не зная, как он закончится. Когда Корвин проснулся в госпитале в самом начале рассказа, даже его автор не знал, где он находится. «Я не планирован «Девять Принцев Амбера» заранее. Я не был точно уверен, в какой именно ситуации окажется Корвин и куда он направится после того, как очнется в госпитале. Это был хороший трюк: узнавать ответы вместе с читателем. Всегда интересно раскрывать свою идентичность. Я думал, что история должна просто возникнуть в моей голове, и просто сидел в засаде и ждал, что произойдет дальше» [57]. Завершен был только первый роман из серии: в 1968 году он признался редактору «Даблдэй» Марку Хэфэлу: «Оберон не умер, и я еще не уверен относительно того, будет ли Корвин когда-нибудь царствовать в Амбере – думаю, он может свернуть с этого пути. Если так произойдет, то он обнаружит, что это очень трудная работа» [58]. В том же самом письме он обозначил, что для той истории, которую он планировал, как трилогию, может понадобиться шесть романов.
Некоторых читателей может удивить утверждение, что Желязны не знал, чем закончится вся история, ведь Корвин говорит своему слушателю: «…и даже сейчас, когда я стою, созерцая Двор Хаоса, и рассказываю эту историю единственному человеку, который ее слушает, с тем, что бы он повторил ее, если захочет». Это заявление в «Девяти Принцах Амбера» предполагает существование общего замысла, иначе, зачем Корвину говорить это в первом романе? Но Желязны понятия не имел, как закончится роман, или кому Корвин мог говорить те слова. Позже он объяснил, что просто почувствовал, что в тот момент Корвин должен это  сказать [59]. Ситуация проясняется только к концу пятой книги – «Владения Хаоса», когда  Желязны осознал, кем именно мог быть тот слушатель: это Мерлин, сын Корвина и Дары.

Знаменательно, что Желязны завершил «Девять Принцев Амбера» в феврале 1967 года. Фанаты и критики давно подозревали, что Желязны по чисто коммерческим причинам начал серию об Амбере после того, как стал профессиональным писателем. Тем не менее, он удачно завершил «Девять принцев Амбера» и даже начал писать продолжение («Ружья Авалона») до того, как «Князь Света» был опубликован. Серия разрослась в десять романов и стала бестселлером, работой, за которую он получил наибольшее признание и хороший доход. Также следует отметить, что его, может быть, лучший роман («Князь Света») и первый роман его самой коммерчески успешной работы («Девять Принцев Амбера») были завершены одновременно в 1966-67 году.
 Несмотря на то, что он не признавал этого даже спустя много лет [60'61], «Девятью Принцами Амбера» он сильно обязан одному из своих самых любимых романов – «Темному Миру» Герни Каттнера. В работе Каттнера рассказчику не дают покоя воспоминания о мире, который он не вполне может вспомнить. С другой стороны, во время написания «Девяти Принцев Амбера» Желязны интересовался серией Лоренс Даррел «Александрийский квартет», где автор в четырех романах описывает одну и ту же историю с разных точек зрения. Изначально он планировал написать каждую книгу об Амбере с точки зрения отдельного персонажа, сосредоточив все вокруг автомобильной аварии как ключевой загадки – но он отказался от этой идеи потому, что образ Корвина все больше и больше завлекал его [62].

Желязны признал, что при написании «Девяти Принцев Амбера» он обдумывал и «Многоярусный мир» Филиппа Хосе Фармера: «Да-да, они [романы Фармера] также сыграли свою роль!.. Одна из вещей, произошедших со мной во время чтения «Многоярусного мира» - мне понравилось, что Фармер использовал образ практически бессмертных Властителей, которые испытывали друг друга. Я думал тогда, что такие семейные отношения интересно исследовать. Вот почему я посвятил одну из Амберских книг Филу Фармеру – я говорил ему об этом – и, возможно, поэтому он посвятил один из романов «Многоярусного мира» мне. Связь существует, но я пытался не повторять за ним» [63]. В иносказательном виде он посвятил Фармеру «Знак Единорога», упомянув двух героев «Многоярусного мира» и их демиурга (создателя): «Для Ядавина и его Демиурга, не забывшего Кикаху». Первые два романа серии Фармера, «Создатель Вселенных» (1965) и «Врата Творения» (1966) появились до того, как Желязны начал писать «Девять Принцев Амбера». «Я читал «Многоярусный мир» до того, как начал работу над «Девятью Принцами Амбера». В то время я решил однажды написать что-нибудь с участием большого семейства практически бессмертных людей, которые не очень хорошо ладили бы друг с другом» [65]. «Да, я признаю, что моя серия про Амбер многим обязана «Многоярусному Миру» Фила и спорам бессметных Владык» [66].
После чтения третьей повести серии «Многоярусный мир» – «Частный космос» (1968) Желязны написал «Письмо фаната Филипу Х. Фармеру» [67]. В этом письме он назвал две основные причины того, почему «Многоярусный мир» произвел на него такое сильное впечатление. Первая: «Меня очаровала концепция физического бессмертия, сопровождающих его трудностей и преимуществ. Эта тема проходит сквозь книги как полированная нить сквозь медную проволоку». Вторая: «Концепт карманных вселенных – совершенно отличный, по моему разумению, от понятия параллельных миров: идея вселенных, созданных специально для того, чтобы служить могущественным и умным существам – единственна в своем роде» [67]. В Амберскую серию включены оба этих аспекта.
Желязны также признал, что на Амберскую серию оказала влияние кельтская мифология и легенды о Короле Артуре, особенно книга Джесси Л. Уэстона «От ритуала к роману» (1921). Книга Уэстона представляет собой академическое исследование христианских и языческих корней легенды о Короле Артуре, мифов о Вестлэнде и Святом Граале. В кельтском мифе о Вестлэнде бесплодие земли связывается с проклятием, которое герой должен преодолеть. Проклятие Корвина помогает навлечь неприятности на Амбер и провести Черную Дорогу. «Что касается книги Уэстона, этих мифов и легенд – они уже довольно давно занимают меня. У меня не было даже намерения сочетать эти темы, мотивы и идеи с темой конфликта в семье. Это подсказали мне книги Фармера» [65].

Он начал писать роман зная не больше, чем Корвин в состоянии амнезии. Когда все изменилось – неизвестно. Большинство сюжетных находок он придумал по ходу развития событий. Сначала Козыри были введены для того, чтобы описать всех персонажей сразу и дать возможность читателю вернуться на пару страниц назад и снова посмотреть, кто есть кто. Но позже он осознал, что Козыри могут служить для коммуникации, еще позже – что их можно использовать и как средство передвижения [65'68]. Идею путешествий сквозь Отражения подсказал ему его собственный опыт прогулок по незнакомым местностям. «Отчасти, эта идея захватила меня еще до того, как я начал писать серию. Однажды, гуляя по улице в Балтиморе, я повернул за угол, и обнаружил улицу совсем другого вида: все дома, все вокруг, было другим. Я прошел до следующего угла, и как только я повернул, солнце скрылось за тучу. Это был настоящий погожий солнечный день, и вдруг улица стала серой, и я подумал, что будет дождь. Я снова свернул за угол (просто гулял, чтобы убить время) и оказался на сельской дороге! Еще несколько поворотов назад я стоял на торговой улице в городе. Это отложилось у меня в памяти. Я подумал, что в этом есть нечто, что я мог бы использовать в каком-нибудь рассказе. Вскоре после этого я начал «Девять принцев Амбера»» [69].

Он прочитал «Девять принцев Амбера» на съезде «Маркон II», где он присутствовал как почетный гость. Съезд проходил 8-9 апреля в Толедо, в 1967 году: «Я написал этот роман в январе. Надеюсь, он станет первым в серии из трех, возможно, даже четырех книг. Это параллельные миры из разряда «меч и колдовство», и, (опять-таки, может и нет) я могу передумать в отношении и того, и другого» [7].


[...]


Несмотря на первоначальный энтузиазм и пророческой замечание о «Принцессе Марса» Желязны  не очень высоко оценивал «Девять Принцев». Машинистка закончила набор рукописи спустя год после сдачи романа в печать редакции «Даблдэй» [75]. Книгу захотел купить Терри Карр для спецальной серии НФ в «Эйс» [76].

Комментариев нет:

Отправить комментарий